Маленькие секреты большого театра

Об особенностях одежды сцены и изготовления декораций для спектаклей главного театра нашей страны рассказывает Сергей Александрович Тимонин, заведующий художественно-постановочной частью Государственного Академического Большого театра России
Сергей Александрович Тимонин, заведующий художественно-постановочной частью Государственного Академического Большого театра России
TEXTILE SPACE: - Сергей Александрович, чем занимается заведующий художественно-постановочной частью в Большом театре и что входит в круг ваших непосредственных обязанностей?

Сергей Александрович: - Я возглавляю художественно-постановочную часть Новой сцены Большого театра. В моем подчинении на Новой сцене находится несколько цехов: машинно-декорационный цех, который работает непосредственно с декорациями, цех постановочного освещения, мебельно-реквизиторский цех, цех сценических эффектов, в который входит участок видеопроекции и участок сценических эффектов. Под моей юрисдикцией находятся также радиотелевизионный цех, куда входит звукоусиление, сценическое телевидение и сценическая связь и цех оперативного ремонта.

TS: - Какие декорации чаще всего используются в спектаклях текущего репертуара? 

СА:
- Самые разные. Это зависит не только от спектакля, но и от текущих тенденций. Я начал работать в Большом театре в 2002 году, и тогда у нас было очень много спектаклей с мягкими декорациями: кулисы, падуги и занавесы часто изготавливались из ткани или в виде аппликаций на сетке. Но в последнее время мы все больше сталкиваемся с жесткими декорациями, которые приходится строить, и которые представляют из себя металлические, реже деревянные каркасы, которые обшиваются определенными фактурами или обклеиваются тканями. Такие декорации поначалу были распространены в оперных постановках, но сейчас подобные тенденции стали отмечаться и в некоторых балетных спектаклях. В настоящее время, в соответствии с современными тенденциями в художественном оформлении спектаклей, большая часть из представленных художественных решений имеет жёсткие строящиеся объемные декорации.

TS: - Используете ли вы сценический линолеум? 

СА:
- Да, безусловно. Сценический линолеум мы используем прежде всего для балета, так как в таких спектаклях предъявляются очень высокие требования к напольному покрытию. Половики для балета мы уже давно не применяем – сейчас весь мир танцует на линолеуме. В нашем театре мы используем специальный профессиональный балетный линолеум фирмы Harlequin. Эта компания занимается балетными и танцевальными покрытиями, и такой линолеум присутствует на ведущих мировых балетных площадках. Сценический линолеум очень удобен в эксплуатации – в первую очередь тем, что он имеет нескользящую поверхность, обеспечивает хорошее сцепление балетной обуви с полом и при это не препятствует свободному вращению танцоров. Имея определённые ресурсы, его легко можно по необходимости стелить или скатывать в рулоны. К тому же на линолеуме можно напечатать любой рисунок или орнамент – мы часто это делаем, когда нам нужно изобразить на полу какую-либо фактуру (паркет или, к примеру, какой-то необычный пол с орнаментом). Бывает, что и в оперных постановках мы тоже используем линолеум, если нам нужно обеспечить на сцене ровную лакированную поверхность.

TS: - Используете ли вы при изготовлении декораций из ткани цифровую печать на ткани?

СА:
- Конечно, используем! Раньше мы заказывали печать на ткани сторонним организациям, а сейчас в производственном комплексе нашего театра есть собственное оборудование для цифровой печати, которым мы активно пользуемся. Кроме того, для экономии сил и времени мы наносим на ткань печать, сшиваем занавес, после чего наши художники расстилают полотно на полу и дописывают на нем изображение. В результате получается очень красивое живописное полотно с множеством деталей и с эффектным объёмным изображением, и при этом мы не тратим время на перенос контуров рисунка с эскиза на занавес.

TS: - Сколько лет обычно служат ваши декорации? 

СА:
- Это бывает по-разному. Срок службы декораций зависит от условий их эксплуатации и интенсивности использования. У нас до сих пор есть занавесы, которые были изготовлены в середине прошлого века, несмотря на то, что зачастую они уже ветхие и не могут быть использованы в репертуаре. При восстановлении старинных спектаклей наши художники обращаются к таким «реликвиям», чтобы понять нюансы при создании дубликатов. Подобные декорации, сделанные именитыми художниками или по эскизам известных живописцев, в большинстве своем сейчас представляют художественную ценность, и мы порой передаем их в музей большого театра. К таким декорациям мы относимся очень бережно и сохраняем их. Старинные декорации очень помогают нам при восстановлении спектаклей классического репертуара. Например, когда мы восстанавливали спектакль «Борис Годунов», мы внимательно изучали отдельные экземпляры и образцы старых декораций. Они были изношенные, потрепанные и совершенно не пригодные для сцены, но они помогли нам понять стилистику прежней постановки и восстановить ее.

Декорации к спектаклям текущего репертуара тоже периодически обновляются. В процессе эксплуатации мягкие декорации изнашиваются, и нам приходится их ремонтировать – например, зашивать, если что-то порвалось, ставить заплаты, обновлять живопись. Иногда приходилось их восстанавливать, если после пропитки на них появлялись характерные пятна. Быстрее всего изнашиваются декорации к тем спектаклям, которые чаще используются в текущем репертуаре, и те, которые часто вывозятся на гастроли. Но мы за этим следим: если какие-то элементы декораций теряют товарный вид, а ремонт уже не помогает, то мы изготавливаем их заново.

TS: - Есть ли определенные стандарты для декораций?

СА:
- Стандарты есть, и они нужны. И не только стандарты, но и методы изготовления декораций, которые выработаны веками.

TS: - Соблюдаются ли эти стандарты или все-таки допускаются некоторые нарушения? 

СА
: - По моему опыту ситуации бывают разные – все зависит от художественного образа спектакля, его художественной идеи. Для каждой ситуации и каждой декорации применяются определенные стандарты. А что касается тканей для изготовления декораций, то мне кажется, что в этом направлении стандартов явно не хватает. Я заметил, что сейчас даже бязь бывает разная – она приходит то более рыхлая, то более плотная. Раньше качество отечественных тканей регламентировали ГОСТы и стандарты, а сейчас этого нет, поэтому мы стараемся пользоваться по возможности импортными тканями, которые заказываем по каталогам. Зарубежные производители внимательно следят за качеством своей продукции, и мы можем быть уверены, что ткань придет точно в таком виде, как и образец в каталоге.

TS: - Есть ли в вашем театре собственные, внутренние требования к декорациям, которые отличаются от других театров? 

СА:
- Естественно, есть: в каждом театре существуют свои собственные требования к декорациям. В основном они связаны с особенностью площадки. В нашем случае они связаны с особенностью этой сцены: декорации у нас могут попадать на сцену только с помощью двух лифтов, поэтому есть ограничения на длинномеры и габаритные детали. Отличительной особенностью является и то, что у нас балетный театр, поэтому сцена наклонная – это тоже создает для художников определенные ограничения.

TS: - Кто проверяет декорации: их готовность, безопасность и соблюдение художественных требований к этим декорациям? 

СА:
- Их проверяет специальная комиссия. В соответствии с правилами охраны труда в театре должна быть создана комиссия по приемке декорационного оформления спектакля. Но эти правила были написаны давно, еще в прошлом веке. С тех пор театр сильно изменился и усложнился. Сейчас иногда уже невозможно понять, где мебель, а где декорация: например, стул может быть размерами под четыре метра. Даже мягкие декорации за последние десятилетия претерпели существенные изменения: например, в ткань задника могут вшиваться диоды, и тогда задник становится уже не просто элементом одежды сцены, а еще и световым прибором. Поэтому на нашей сцене я создал комиссию, которая принимает не просто декорационное оформление, а художественное оформление целиком – не только декорации, но и свет, звук и все остальное.

TS: - Как происходит процесс изготовления декораций? 

СА:
- В нашем театре это происходит так. Художник-постановщик предоставляет театру эскизы, макеты и художественное описание декораций. Театр все это принимает и приступает к их изготовлению. В помощь художнику-постановщику назначается художник-технолог, который контролирует весь этот процесс. Для наших постановок мы часто привлекаем приглашенных художников. В случае, если художник приглашён из-за границы или из другого города, он приезжает в театр только на определенное, оговоренное контрактом время, и за это время мы должны получить от него максимум информации. Задача художника-технолога заключается в том, чтобы выяснять у художника все тонкости художественного оформления, связываться с ним по всем возникающим рабочим вопросам, разрабатывать документацию для подготовки производства и эксплуатации декораций и контролировать рабочий процесс. на определенных этапах изготовления декораций художник приезжает в театр, где с ним согласовываются образцы фактур, живописи и пр. Это очень важный момент, и мы всегда делаем очень много образцов, причем не только тканей, но и росписей по этим тканям и прочим материалам. Обычно это бывают куски ткани, фанеры или пластика размером метр на метр – мы устанавливаем их не сцене, подсвечиваем, а художник отсматривает их из зрительного зала.

В последнее время требования к художественному оформлению спектакля стали очень высокими: если во времена Вирсаладзе была принята театральная условность, то сейчас при современных световых приборах и современной тенденции для художника-постановщика важна каждая фактура, каждая деталь. Для создания художественного образа и атмосферы спектакля художники очень тщательно выбирают фактуры – бывает так, что они рассматривают их с расстояния вытянутой руки. Иногда они делают замечания и начинают придираться даже к миллиметровому пузырьку где-нибудь на пленке или на пластике, потому что все это влияет на зрительское восприятие и всегда будет видно на крупных планах фотографий и телесъемке. 

TS: - Какие требования предъявляются в вашем театре к негорючести тканей?

СА:
- Все ткани, используемые в нашем театре, должны соответствовать правилам противопожарной безопасности и определенным классам пожарной опасности по четырем основным направлениям: горючести, воспламеняемости, дымообразующей способности и токсичности продуктов горения. Мы за этим очень внимательно следим: все ткани, которые используются для изготовления декораций и одежды сцены, либо имеют соответствующие разрешённые характеристики пожаробезопасности, либо имеют противопожарную обработку. Кроме этого, мы регулярно берем образцы декораций для проверки на горючесть. По своему опыту мы заметили, что при интенсивной эксплуатации декораций (частые гастроли, выездные спектакли и т.п.) противопожарную обработку тканей нужно проводить не раз в год, как рекомендуется, а чаще – может быть даже через каждые полгода. Наш театр приписан к ведомственной пожарной части, и пожарные из этой части регулярно проверяют документацию по пожарной безопасности на все наши спектакли, а также совместно с представителями постановочной части берут образцы декораций для проверки их на горючесть.

TS: - Какие ткани вы чаще всего используете для одежды сцены - негорючие (например, из волокон Trevira) или обычные ткани, которые нужно пропитывать огнестойким составом на стадии изготовления декораций и потом регулярно повторять такую обработку?

СА: - В нашем театре используются разные ткани, и я даже не могу сказать, какие из них применяются чаще. Естественно, по возможности мы стараемся использовать негорючие ткани – это намного удобнее, и они существенно облегчают нашу работу. Но если для реализации художественного замысла требуются обычные ткани, то мы обязательно пропитываем их огнезащитным составом в наших мастерских.

TS: - То есть у вас не допускается использование тканей без противопожарной обработки? 

СА:
- Конечно, не допускается! Более того – даже если у нас вся противопожарная документация в порядке, пожарные все равно берут образцы декораций для проверки на огнестойкость. У нас бывали случаи, когда текстильные декорации горели даже после обработки огнестойким составом. Тогда приходится их пропитывать повторно. Но я считаю, что по сравнению с современными негорючими тканями «ручная» пропитка несовершенна, несмотря на то, что с точки зрения пожарной безопасности она считается достаточно эффективной.

TS: - Приходилось ли вам при закупке тканей для одежды сцены сталкиваться с какими-либо проблемами, а если приходилось, то с какими? 

СА:
- Да, проблемы случаются, хотя мы всегда стараемся закупать хорошие материалы – качественные, натуральные. Например, мы как-то закупили бархат, а он оказался с браком. При изготовлении мягких декораций с бархатистой поверхностью необходимо следить за направлением ворса, а если бархат с браком, то изготовить хорошие декорации невозможно. Но есть и еще один важный момент: очень хорошо, если театр может позволить себе эксперименты – прежде чем изготавливать большую декорацию, сделать небольшой образец, проверить, как он будет выглядеть на сцене, и только после этого запускать производство всех декораций. В нашем театре мы можем проводить такие эксперименты, и они себя оправдывают, потому что в моей практике было несколько не очень удачных решений с подбором тканей для одежды сцены.

TS: - А какие проблемы возникали в этих случаях? 

СА: - Проблемы были в том, что при выборе ткани не были учтены условия эксплуатации декораций. Мы закупили ткань, нанесли на нее рисунок определенными красками с помощью пульверизатора, и изначально все было красиво и хорошо. Но в процессе эксплуатации ткань стала изнашиваться, а краска начала осыпаться. Это нужно было предусмотреть: такую декорацию ремонтировать сложно, потому что в месте ремонта появляется заметное пятно. Поэтому при изготовлении одежды сцены необходимо учитывать особенности эксплуатации данного оформления – кто и в каких условиях будет это все вешать. Например, при оформлении интерьеров помещений все мягкие драпировки, шторы и другие элементы декора развешивают специалисты – дизайнеры интерьеров и другие специально обученные люди. Они делают это очень аккуратно и при необходимости подгоняют все на месте. А в театре одежду сцены развешивают рабочие сцены, поэтому все декорации должны быть такими, чтобы они могли повесить их быстро и без лишних вопросов. Я за то, чтобы все драпировки были сделаны в театральных мастерских и закреплены так, чтобы на сцене осталось их только привязать и повесить, не занимаясь макетированием на месте. В этом состоит театральная специфика.

TS: - Какие современные тенденции в области одежды сцены вам кажутся наиболее значимыми или интересными? 

СА:
- Наиболее значимые тенденции наблюдаются в современном балете. Сейчас многие режиссеры и художники-постановщики стремятся использовать в балетных спектаклях пустую сцену – не только без декораций в обычном понимании, но даже без кулис и падуг. Мне недавно принесли эскизы декораций к новому балету: пустая сцена, колонны и стеклянные панели – лаконично и современно. А вот что касается современной оперы, то это, скорее всего, стройка павильонов на всю сцену или сложных жестких объемных конструкций. Но, несмотря на это, классические живописные декорации всё равно являются самым лакомым куском для зрителей и ценителей театра, хотя позволить себе такую роскошь может не каждый театр.

TS: - Сергей Александрович, большое спасибо за интервью. Будем надеяться, что одежда сцены в классическом понимании исчезнет с театральных подмостков еще не скоро. 


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы комментировать.